Королевская лошадь

кладрубская лошадь

В небольшой деревне Кладрубы-над-Лабой, расположенной в восьмидесяти километрах на восток от Праги, более четырех веков назад началась история породы, выведенной специально для церемоний австрийского императорского двора. Кладрубские лошади сопровождали Габсбургов в дни торжеств и траура, на коронациях и в путешествиях. Пережив войны, революции и гонения, пережив саму династию Гасбсбургов, королевские лошади остались в наши дни практически такими же, как в годы расцвета породы.

Конный завод существовал в Кладрубах-над-Лабой уже в первой половине XVI века, когда эти земли принадлежали дворянскому роду Пернштейнов. Последний представитель этого рода, Ярослав, привел в Кладрубы первых испанских лошадей. Через несколько десятилетий в результате политических перемен при Максимилиане II поместье переходит в собственность императорского двора Габсбургов. В 1597 году император Рудольф II превращает завод в Кладрубах в придворный: теперь здесь выращивают лошадей для императорского двора. С этого момента начинается официальный отсчет истории Кладрубского конного завода и одноименной породы лошадей.

В коннозаводстве Европы да и всего христианского мира период с XV по XVIII века можно смело назвать эпохой испанской лошади, которая сегодня более известна под именем андалузской. Это лошади эпохи барокко, ведь вкусы и эстетические пристрастия наложили очень яркий отпечаток на выведенные в тот период конные породы, им свойственны эффектная внешность, высокий ход, пышные округлые формы. Практически все европейские культурные породы того времени испытали влияние испанской крови. Большой популярности достигла и неаполитанская порода, происходившая от испанских и берберийских лошадей. «Неаполитанцы» имели много общего с испанскими лошадьми, но были крупнее, массивнее, отличались более рыхлым, грубоватым сложением и горбоносым профилем головы. Знаменитые неаполитанские «корсьери» считались лучшими каретными лошадьми. Основу кладрубской породы составили именно две эти породы. Примерно такое же происхождение имели лошади другого королевского конного завода Габсбургов – Липпицы, где была выведена липпицанская порода. Но постепенно между заводами произошло разделение ролей: в Липпице выращивали верховых лошадей, годных для высшей школы, а в Кладрубах стали разводить мощных каретных, способных двигаться красивой высокой рысью. Для улучшения упряжных качеств кладрубских лошадей широко использовались неаполитанские жеребцы и кобылы.

В XIX веке в коннозаводстве началась новая эпоха: испанскую породу повсеместно вытеснила английская чистокровная. Старой испанской крови остались верны лишь Липпица и Кладрубы. Широкого распространения порода не имела даже в свои лучшие годы. Сегодня во всем мире насчитывается чуть больше тысячи кладрубов.

Кладрубская В облике кладруба сочетаются богатырская мощь и длинные линии быстроаллюрной лошади. Каретные лошади должны были соответствовать определенным стандартам, весьма высоким в самом прямом смысле, так что рост больше 170 см в породе отнюдь не редкость. Шея пропорционально длинна и не слишком толста, с небольшим приятным изгибом, грудь широкая и глубокая. Корпус удлиненный и в то же время массивный, круп прямой, несколько коротковатый. Ноги костистые, с крупными копытами и хорошо развитыми суставами. Наиболее характерна у кладрубской лошади голова: крупная и удлиненная, она отличается совершенно особенным профилем, не просто горбоносым, а сильно выпуклым от переносицы до кончика носа. По этому профили кладруба легко отличить от лошадей любых других пород. Длинные строгие уши и большие выразительные глаза дополняют картину.

Изначально в Кладрубах разводили лошадей самых, в том числе и экзотических, мастей – в эпоху барокко всевозможные соловые, буланые, чубарые и пегие были в большой моде. Однако в XIX веке из всей этой пестроты остались только серые и вороные. Дольше других сохранялось поголовье гнедых кладрубов, но и оно сошло на нет к тридцатым годам XIX столетия. Современные представители породы могут быть только двух мастей, причем разводят их в разных заводах: серых в Кладрубском, вороных – в Слатинянах. Серые кладрубы предназначались в основном для королевских карет. К их масти относились весьма придирчиво: вся шестерка лошадей в запряжке должна была быть совершенно белой, без темных волос. Вороным кладрубам также приходилось возить монарших особ: например, во времена Марии Терезии и Леопольда II при дворе отдавали предпочтение именно этой масти. Незаменимы были вороны и для траурных процессий. Позднее эту масть стало предпочитать духовенство – и именно католические прелаты впоследствии немало помогли сохранению вороных кладрубов в трудные для породы времена. В XIX веке небольшие заводы, в которых разводили этих лошадей, имел пражское архиепископство и епископство Градца Кралова.

С падением австро-венгерской монархии в 1918 году для Кладрубского завода началась година испытаний. Все, что хоть чем-то напоминало о королевской власти, вызывало резкую неприязнь. Серьезный вред нанесло бессистемное разведение, поскольку чиновники министерства сельского хозяйства, под начало которых попал завод, были элементарно некомпетентны в вопросах, касающихся кладрубской породы. Потом вообще начались дискуссии о целесообразности сохранения кладрубской породы как таковой. Борьба между недоброжелателями породы и ее защитниками продолжалась вплоть до Второй Мировой войны.

Серых кладрубов хоть и с большим трудом, но удалось отстоять, а вот над вороными нависла угроза полного уничтожения. Сначала в 1922 году был продан на бойню прекрасный жеребец-производитель, затем было сокращено поголовье кобыл. Быстро расправиться с вороными кладрубами помешало только то, что они были наиболее приспособлены к тяжелой работе: именно вороные кладрубы выполняли большую часть перевозок в заводском хозяйстве. Однако еще через три года все поголовье хотели распродать. На этом в истории вороных кладрубов можно было бы поставить точку, если бы несколько лошадей не попали в руки местных священников. Благодаря усилиям немногих энтузиастов они сохранили лошадей в хозяйстве епископа города Градца Кралова. А в 1945 году вороные кладрубы поселились в Слатинянах, где их успешно разводят по настоящее время.

Сегодня никому уже и в голову не приходит сомневаться в необходимости сохранения кладрубской породы. Горбоносые императорские кони находятся под защитой государства как исторический памятник мирового значения. Конечно, в исторических декорациях кладрубская лошадь смотрится наиболее выигрышно. Но одним своим появлением эти лошади украсят любой конный праздник. Они участники многих шоу, фестивалей пород барокко, цирковых номеров. А открытие Пардубицкого стипль-чеза просто невозможно себе представить без запряжки серых кладрубов. Для королевской породы нашлось применение и в спорте: начиная с 60-х годов XX века они вполне успешно выступают в драйвинге. Эти лошади удивительно спокойны и уравновешеныих активно пропагандируют для любительской верховой езды. К слову кладрубскими лошадьми заинтересовалась датская королевская семья, и с 1995 года восемь серых жеребцов поселились в Копенгагене. Теперь кладрубская запряжка вместе с традиционным кортежем из королевских гусар – постоянная участница всех церемоний.

Источники:

    журнал «Конный мир» № 6 за 2003 год